Воспитание по-польски: польская школа в Париже

Польская школа в Париже (по-французски École Polonaise Paris) — это учебное заведение, было основано в столице Франции в годы Великой эмиграции, которая была в период с 1831 по 1870 годы. Сейчас польская школа находится под покровительством посольства Польши во Франции.

Великая эмиграция.

Польская школа была образованна в 1842 году с подачи генерала Юзефа Дверницкого (1779-1857) и группы эмигрантов-поляков, которые хотели воспитать своих детей в духе национальных польских традиций и ценностей. Благодаря им, парижская школа стала существенной частью зарубежной польской образовательной системы, которая зародилась в девятнадцатом столетии. По сути, школа появилась из ничего: в начале у нее не было даже своего здания, как не было ни учителей, ни учебников. Были только люди, которые полагали, что образование — это шанс польской нации на выживание. Они полагались на собственный опыт, знания и навыки, а также на достижения Комиссии национального образования (польского учреждения, которое считается первым в истории Европы министерством образования), так как ее традиции по-прежнему были очень сильны.

Большая эмиграция началась после того как было подавление Ноябрьского восстания в 1831 году. Из-за того, что были преследования со стороны царских, властей многим участникам восстания ничего не оставалось, как уехать за границу, главным образом, в Западную Европу. Франция была крупнейшим центром польской диаспоры. Поляки жили обычной жизнью, но поддерживали связь друг с другом, были полны решимости продолжать борьбу, они планировали следующее восстание. Эмиграцию они считали временным состоянием и жили в ожидании, чтобы вернуться в свободную Польшу. Они называли себя wychodźcy [ср. пол. uchodźcy ‘беженцы’ — прим. перев.] — термин, с трудом поддающийся переводу. Польский глагол ‘wychodzić’ означает «уходить» (добровольно), это вовсе не синоним «бежать» или «скрываться». Вот как объяснял значение слова wychodźcy публицист Генрик Накваский:
«Слово ‘wychodziec’, пускай довольно необычное, кажется самым подходящим для нас. ‘Emigrant’ (‘эмигрант’) — термин иностранный. ‘Tułacz’ (пол. ‘скиталец’) говорят о ком-то, кто не может найти свое место в жизни, у этого слова постыдные коннотации. ‘Pielgrzym’ (пол. ‘паломник’) предполагает скорее религиозные, нежели политические цели. А мы покинули страну добровольно, потому что не хотим быть под игом Москвы».

Сохранить идентичность и ценности.

Несмотря на то, что между ними были политические разногласия, поляки-эмигранты хотели поддерживать польские национальные традиции, а идея свободной Польши сплотила их, когда речь зашла об образовании. Эмигранты начали создавать учебные заведения для своих детей. Первые такие учебные заведения во Франции начали появляться в Нанси и Орлеане. Поскольку пребывание поляков во Франции затянулось, они образовали польскую школу и в Париже, так как их дети, рожденные на чужой земле, росли, и им требовалось образование.

Кроме Юзефа Дверницкого в создании и поддержке школы в первые годы ее существования принимали участие многие известные люди, в том числе писатели, журналисты, военные и ученые.

Целое поколение учились в школах, которые были созданы Комиссией национального образования. В юности они получали знания, принесенные эпохой Просвещения, и использовали их на благо своей страны. Они очень хорошо ориентировались в европейской политике, знали иностранные языки, были открыты новым идеям и были страстными патриотами. Они очень хорошо владели польским языком, читали польскую литературу, уважали закон и понимали, как он работает на родине и за границей. Они принадлежали к прогрессивной части общества, прекрасно понимая, в каком положении оказалась их страна, осознавали ее потребности и готовы были служить ей. Они знали, что любить родину означает серьезно трудиться ради нее и быть готовым в любой момент встать на ее защиту. Одним из представителей этого поколения был профессор Виленского университета Иоахим Лелевель (1786-1861).

Среди учителей, причастных к деятельности польской школы в Париже, были и те, кому выпало жить в Польше после разделов, но у родителей и польских учителей, которые получили образование в эпоху Комиссии национального образования, получилось заложить в них патриотизм. Это было поколение молодых людей, готовых бороться за независимость своей страны. До Великой эмиграции они состояли в тайных молодежных обществах, принимали участие в восстаниях, а уехав из Польши, активно участвовали в различных польских патриотических начинаниях, включая создание польской школы в Париже. Из их числа были Северин Галензовский (1801-1878), врач и выпускник Виленского университета, а также Генрик Накваский (1800-1876), выпускник Варшавского университета, публицист и поборник идеи передачи земли польским крепостным. Накваский часто публично говорил о патриотическом долге эмигрантов. Кроме этого, он был ярым поклонником творчества Адама Мицкевича. Нужно упомянуть, что и сам Мицкевич в 1850-е был связан с польской школой в Париже: ее посещали четверо его сыновей, Владислав, Ян, Юзеф и Александр, а сам поэт был вице-президентом школьного совета. Мицкевич произносил речи на школьных мероприятиях и благодарил Францию за то, что та приютила поляков в изгнании. Кроме этого, он пытался найти для школы финансы.

Новое поколение поляков.

Вначале польская школа находилась в Шатийон-су-Баньё, в то время маленьком городе около Парижа. В 1843 и 1844 годах штаб-квартира школы была в Латинском квартале, а с 1844 года — в районе Батиньоль.

Своей ключевой задачей создатели школы считали воспитание молодежи в национальном польском духе. Уроки велись на польском языке, а ученики изучали культуру своей родины. Большое внимание уделяли польским традициям: в школе каждый год праздновали польские религиозные праздники и отмечали важные национальные даты, отдавая дань достижениям великих поляков, в частности, короля Яна третьего Собеского, Тадеуша Костюшко и участников Ноябрьского восстания. Школа поощряла гармоничное развитие детей, следила за их физическим, нравственным, а также интеллектуальным воспитанием, что достигалось благодаря правильной организации и четкому режиму: у учеников было время для того чтобы учиться, отдыхать и заниматься спортом.

Физическое здоровье и внешний вид считали важным аспектом при воспитании детей. Ученики занимались гимнастикой и плаванием, они должны были следить за своей внешностью, поддерживать в чистоте одежду и личные вещи в порядке, кушать правильную пищу и отдыхать после учебы. Ученики школы носили форму, в которой были типично польские элементы и отличавшую их от французских школьников.

Учебный план включал в себя изучение польского языка, литературы, истории, а также географии. По плану организаторов, ученики должны были получить достойное общее образование, поэтому в школе преподавались точные науки и военное искусство. Кроме этого, дети учили обязательно французский язык. Это оказалось необходимостью, так как из-за затянувшейся эмиграции руководство школы было вынуждено подписать официальное соглашение с представителями французской системы образования, для того чтобы у польских учеников была возможность в будущем продолжить учебу во французских образовательных учреждениях.

В первый год существования школы ее посещали всего девятнадцать учеников. С каждым годом их число росло: в 1850-1860 годы их было более двухсот, а после 1860 —уже практически триста. К 1908 году польскую школу в Париже окончили 1658 учеников.

Польская школа в Париже была символом Польши и пристанищем для польских традиций и культуры. Именно тут дети эмигрантов изучали язык, историю и географию страны, которую им еще не довелось видеть своими глазами. По-сути парижская школа была для них Маленькой Польшей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *