Лучшие документальные фильмы 2017 года

Об одиночестве и поиске корней, о семье, вранье и освоении смерти. О современной Польше и международном историческом расследовании. Перед вами лучшие польские документальные фильмы 2017 года.

Среди них есть лауреаты престижных кинопремий и участники основных фестивалей Европы и мира, феноменальные дебюты и произведения новых классиков отечественного кинематографа. На примере польского документального кино четко просматривается, та сила, которая таит в себе разнообразие — эмоций, тем, стилей и киноязыка.

«Причастие», реж. Анна Замецкая.

Лучший европейский документальный фильм 2017 года сняла дебютантка. Фантастически талантливая и необычайно чуткая Анна Замецкая — речь именно о ней — в «Причастии» она проявила себя настоящим мастером документального жанра, создав зрелый и мудрый, теплый и одновременно чуждой сентиментальности фильм.

Главная героиня — это Оля, ей четырнадцать, она мечтает, о том, чтобы ее семья снова воссоединилась. Олю оставила мать, девочка живет с братом-аутистом и отцом, который не справляется со свалившимися на него проблемами. Оля становится главой семьи, но верит, что приближающееся первое причастие брата поможет вернуть маму в семью.

Рассказывая историю Оли, Анна Замецкая поднимает тему о созревании как времени избавления от иллюзий, о разочаровании, любви и боли. Фильм Замецкой, впервые был представлен публике еще в 2016 году (он вошел в нашу итоговую подборку за прошлый год), на протяжении последующих двенадцати месяцев штурмом брал мировые кинофестивали. Сегодня кроме наград кинофестивалей в Локарно, Амстердаме и Лейпциге «Причастие» может похвастаться премией Европейской киноакадемии за лучший документальный фильм.

«Опера о Польше», реж. Петр Стасик.

Еще не так давно Петра Стасика можно было называть новой звездой отечественного документального жанра. На сегодняшний день спустя несколько лет и несколько фильмов — автора «21 х Нью-Йорк» следует уже именовать классиком польского кинематографа. «Опера о Польше» это очередное свидетельство его большого таланта, художественной смелости и неустанной жажды поиска.

Петр Стасик отснял современную версию «Букваря» Войцеха Вишневского, необычный документальный фильм о коллективном сознании поляков образца 2017 года. Его «Опера о Польше» — это своего рода роуд-муви. Камера исследует польскую провинцию, но не вступает во взаимодействие с ее жителями.

Повествование о Польше и ее жителях Стасик выстраивает из обрывков информации, внешне никак друг с другом не связанных. Это объявления из местных газет, фрагменты комментариев в интернете и политических выступлений, статистические данные и даже список реликвий и вещей Иоанна Павла II. Из этих визуально-звуковых микронаблюдений режиссер создает портрет нашего общества.

В этом «Опера о Польше» напоминает литературные путешествия Земовита Щерека, которые с интересом, порой с отвращением, но всегда с пониманием всматривается в Польшу и поляков. Стасик также старается оценивать их. Он очень хорошо знаком с провинциальной Польшей, ему нет нужды ее открывать, он только подглядывает за ней и ее странными, иногда смешными ритуалами. Таким образом, он создает одну из самых необыкновенных документальных картин последних лет, киноэксперимент, в котором опера (на музыку Артура Загаевского) сочетается с фильмом-путешествием, а социологическая миниатюра превращается в карикатурный групповой портрет.

«Over the Limit», реж. Марта Прус.

Как выглядел бы документальный гибрид «Черного лебедя» Аронофски и «Одержимости» Шазелла? Ответом на этот вопрос можно считать фильм Марты Прус. Ее «Over the Limit», рассказывающий о Маргарите Мамун, русской гимнастке, которая готовится к олимпийским играм в Рио-де-Жанейро, — это история о преодолении себя, об изнуряющей дисциплине самосовершенствования и об одиночестве, которое становится ценой успеха.

Марта Прус на протяжении многих месяцев следила за подготовкой своей героини к самым важным соревнованиям в ее жизни. С камерой в руках режиссер посещала различные арены, где выступала Мамун, пытаясь приблизиться к своей героине и понять сложную сеть отношений, которая связывает ее с другими людьми. «Over the Limit» — не просто кинопортрет спортсмена, а в первую очередь рассказ о молодой девушке, которая в двадцать один год была на пике спортивной карьеры. Это фильм о соперничестве, разлуке с семьей и о сложных отношениях с жестким, очень требовательным тренером, рядом с которой даже наставник из «Одержимости» Шазелла кажется просто лапочкой.

Все эти истории складываются у Прус в пронзительный и трогательный портрет человека, который должен перешагнуть через самого себя, чтобы добиться высот. Благодаря мощной драматургии и впечатляющей операторской работе Адама Сузина фильму «Over the Limit» получилось выйти за рамки спортивного документального фильма. Неудивительно, что именно картина Марты Прус оказалась единственным польским фильмом, прошедшим отбор на главный конкурс фестиваля IDFA в Амстердаме — самого важного события в мире документального кино на Старом Континенте.

«Самый уродливый автомобиль в мире», реж. Гжегож Щепаняк.

Богдан — холостяк, ему уже за шестьдесят, и он долгое время живет со своей старой матерью, которая практически ничего не слышит. Именно с ней он однажды отправляется в самое важное путешествие своей жизни. На пятидесятилетнем дряхлом «Вартбурге» он отправляется в Майданек, а затем в Германию, чтобы вместе с мамой посетить места ее молодости, увидеть концлагерь, в котором познакомились его родители, и место смерти отца.

Истории Богдана и его матери Гжегож Щепаняк подобрал «костюм» документальной комедии. За последние годы режиссер был одним из ведущих польских мастеров этого жанра. Уже его дебютный фильм «Улитки» о двух молодых людях, которые пытаются захватить рынок разведения улиток, показали, что Щепаняк умеет с юмором рассказывать драматические истории.

«Самый уродливый автомобиль в мире» снова подтверждает его высокий профессиональный уровень. Иногда кажется, что молодой режиссер-документалист излишне издевается над своими героями, но в итоге фильм оборачивается драматическим рассказом о необходимости открывать прошлое, о близости между сыном и матерью и том самом автомобиле, благодаря которому становятся возможны встречи между людьми.

В июне 2017 года Щепаняк был удостоен за свой фильм «Золотого Лайконика» в категории лучший польский документальный фильм на фестивале в городе Краков.

«Принц и диббук», реж. Эльвира Невера, Петр Росоловский.

В истории польской культуры двадцатого столетия найдется не так уж много личностей столь же удивительных и загадочных, как герой фильма Эльвиры Неверы и Петра Росоловского. Кинорежиссер и продюсер Михал Вашинский появился в истории как автор нескольких комедий и мелодрам, а главное он создал «Диббука», одного из самых необычных фильмов польского межвоенного двадцатилетия.

Но не творческий путь Вашинского стал темой кинорасследования, которое в ходе работы над «Принцем и диббуком» провели Эльвира Невера и Петр Росоловский. Их внимание привлекла личная жизнь Вашинского. Жизнь, а может, жизни? Вашинский, которого видели два документалиста, оказывается Зелигом мирового кино, человеком-загадкой, скрывающим под различными масками свою истинную сущность.

В «Принце и диббуке» мы знаем его как еврея, ставшего поляком и христианином; как гея, который после войны женился на пожилой итальянской графине, а, унаследовав ее имение, годами выдавал себя за польского принца. Кем же он являлся на самом деле? И почему так хотел скрыть от мира свое истинное лицо? Как произошло, что мальчик из еврейского местечка на Украине стал завсегдатаем римских салонов, продюсером фильмов с участием Софи Лорен и Одри Хепберн, а также коллегой Орсона Уэллса? Какие подсказки можно обнаружить в снятых им фильмах?

Все эти вопросы звучат в фильме Росоловского и Неверы, и хотя мы не всегда получаем на них ответы, сам их поиск — это невероятно увлекательный процесс.

Не приходится удивляться, что «Принц и диббук» — постоянный гость самых известных мировых кинофестивалей: начиная с фестиваля в Венеции, на котором Эльвира Невера и Петр Росоловский получили премию «Venezia Classici» за лучший документальный фильм о кино, затем голландского IDFA и австрийского Viennale и заканчивая фестивалем в Нью-Йорке и Триесте. Одним из продюсеров фильма выступил Институт Адама Мицкевича.

«Хуго», реж. Войцех Климала.

Эмоциональная бомба прошлого года. История мужчины в возрасте и его маленького внука доказывает, что документальная картина может быть прекрасной мелодрамой, рассказом о созревании и искуплении.

Камера «преследовала» его несколько лет. «Дзидеку», в прошлом королю польских луна-парков, который в 90-е имел большие деньги на передвижных парках аттракционов, сегодня почти семьдесят, и он ели сводит концы с концами. С недавнего времени у него появилась компания в лице Хуго. Мальчику шесть лет, у него азиатские черты лица и непростое прошлое. Его мать, дочь Дзидека, умерла, а отец заключенный испанской тюрьмы. Мальчик находится под опекой дедушки, для которого он последний шанс придать смысл своей жизни и былым поражениям.

В рецензии на фильм «Хуго» для Filmweb Михал Валькевич писал следующее:
Режиссеры Войцех Климала и Матеуш Вайда, слепили свой фильм из кусочков обычных разговоров, банальных ситуаций и интимных моментов, точно передают парадоксы отношений героев. Они мастерски отбирают материал, не подливают масла в огонь, знают, когда выключить камеру, и отдают себе отчет, что эта история сама по себе обладает немалым драматургическим потенциалом. […] Сцены, которые в других фильмах производят впечатление графоманской прозы, здесь звучат в полную силу. Когда Дзидек открывает душу другу на продуваемом ветрами пляже и признается, что его жизнь закончится, если Хуго уедет, сложно не заметить в нем инкарнации прекрасных неореалистических героев — больших, чем жизнь, и вместе с тем согнувшихся под ее бременем. «Хуго» — это показ режиссерской искренности и доказательство того, что не нужно надевать иронические маски, чтобы прикоснуться к глубинной правде человеческого существования.

«Call Me Tony», реж. Клаудиуш Хростовский.

Может показаться, что мы уже не раз видели фильмы, похожие на «Call Me Tony» — портреты молодых людей, находящихся на распутье, которым необходимо искать ответ на вопрос о собственной идентичности. И все же «Call Me Tony» оказывается очень личным и необычным. У режиссера Клаудиуша Хростовского получилось найти свой собственный формальный ключ, благодаря которому он избегает ловушки вторичности и банальности.

«Call Me Tony» — это история Конрада, ему восемнадцать лет, он культурист и актер, который живет в шахтерском городке. Он мечтает о славе Аль Пачино или Роберта Де Ниро, громкой карьере, благодаря которой о нем узнает весь мир и… его родной отец. Юноша принимает участие в соревнованиях культуристов и готовится к экзамену в один из актерских вузов. С настойчивостью и достойной восхищения самодисциплиной он борется за свою мечту.

Хростовский смотрит на него с нежностью. Он бывает ироничным, но никогда не стыдится своего героя. В этом молодом парне он видит большую силу, но вместе с тем и слабость, которую тот стремится любой ценой от мира скрыть. Приближаясь к нему с камерой, Хростовский рисует трогательный портрет, в котором комедия смешивается с драмой, а режиссерские амбиции ни на секунду не заслоняют правды героя. Наверное, поэтому «Call Me Tony» получил премию ARRI IDFA за самый лучший фильм в конкурсе студенческих фильмов на фестивале в Амстердаме, самого престижного документального события в Европе.

«Бексиньские. Видеофонический альбом», реж. Марцин Борхард.

Можно было бы подумать, что после репортерской книги Магдалены Гжебалковской и художественного фильма Яна П. Матушинского о семье Бексиньских ничего нового уже не скажешь, но документальный фильм Марцина Борхарда убедительно доказывает, что это не так. «Бексиньские. Видеофонический альбом», почти полуторачасовая документальная лента, которую создали из звуковых, кино- и фотоархивов Здзислава Бексиньского, — это рассказ о пяти десятилетиях из жизни художника и его семьи. Об идиллической молодости в Саноке, рождении сына Томека, переезде в Варшаву, творческих успехах художника и смерти членов клана Бексиньских.

Из архивных материалов Борхард создал трогательный рассказ о семье. Не «последней» и тем более не о «проклятой». О семье, членов которой связывали непростые отношения, о семье, несущей на себе отпечаток трагизма, но при этом державшейся на любви. Превосходно смонтированный документальный фильм приглашает зрителя в мир Здзислава, Зофьи и Томаша Бексиньских. Это кинорассказ, который держит зрителей в напряжении, полный эмоций, но избегающий психологических упрощений и морального шантажа. «Бексиньские..» — это в первую очередь повесть о драматической попытке освоения смерти.

«How to Destroy Time Machines», реж. Яцек Петр Блавут.

Документальный портрет Джефа Джермана, музыканта из Аризоны, экспериментатора и страстного любителя звуков, мог оказаться самым банальным фильмом в нашем обзоре. Мог, если бы не два отменных таланта: оператор Адам Палента, и звукорежиссер Радослав Охнё. Именно благодаря ним стандартный документальный портрет с «говорящей головой», рассказывающей свою историю, превращается в звуко-визуальное эссе.

Палента, является прекрасным оператором документального и художественного кино, а также Охнё, ярчайшая звезда среди польских звукорежиссеров, позволяют нам увидеть мир глазами героя — мир крупным планом, мир, в котором изобилие звуков. Фильм Яцека Петра Блавута из биографического дифирамба превращается в рассказ о совершенно ином взгляде на мир. И этот необычный портрет музыкального экспериментатора стоит посмотреть хотя бы из-за прекрасной работы оператора и потрясающего звука.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *