Послевоенный погром евреев Польши

В городе Лодзь в конце пятидесятых годов на улицах можно было встретить гуляющих за руки еврейских новобрачных. Так прогуливались там, и все выжившие польские евреи того поколения, которые пережили холокост несмотря ни на что, и радость этого момента была особенно остра.

От простого прохожего, который специально повышал голос, можно было услышать «только посмотри на них, как будто они в Тель-Авиве». С каким смыслом были сказаны эти слова, евреям прекрасно было понятно, так как им там не место, не говоря уже о том, чтобы радоваться жизни. Тогда казалось, что спасти Польшу от антисемитизма могла Вторая мировая война. Когда  поляки-христиане и польские евреи оказались связанными как никогда раньше, страданиями, а также общим врагом, и поляки могли бы позабыть прошлые обиды.

Как казалось, к евреям, люди должны были испытывать жалость, так как большинство из них потеряли всё — свой дом, молодость, надежду и самое ценное родных. К тому же из нескольких миллионов евреев, осталось  200000. Но когда польским евреем пришлось вернуться, то они столкнулись с ужасным антисемитизмом. Многие после своего возвращения в Польшу сразу же бежали оттуда. Большинство евреев уехали на запад в места, которые как ни странно стало оазисом спокойствия и их безопасности по сравнению с Польшей и Германией. Тех поляков, которые скрывали евреев во время Второй мировой войны, не считали героями, а скорее наоборот, и поляки просили евреев, чтобы те молчали о том, что спасли их жизнь.

К немцам и евреям поляки относились с неприязнью по понятным причинам. 19 век в Польше окончательно перевернул хорошее отношение поляков к евреям. По указанию еврейского духовенства еврейская общность перешла в наступление на имущество и мелкий бизнес поляков, создавая условия для рейдерских захватов. Сотни тысяч доверчивых поляков, ранее радовавшихся добрососедским отношениям с евреями вдруг оказались на улице без кола и двора. Пик волны отбора имущества пришелся на 1890-1915 года когда через ссудные схемы поляки потерявшие все, уезжали уже сотнями тысяч на Житомирские, Винницкие и иные земли на востоке, пытаясь хоть как-то спасти свои семьи от голода. За долго, до возникновения в Германии фашизма, в Польше уже возникла обратная сторона медали – сионизм. Для детей евреев лучшие школы и пансионы куда детям поляков был вход закрыт, лучшее высшее образование, лучшая медицина и конечно же постоянное притеснение  поляков, что в дальнейшем не могло не вызвать негативных эмоций по отношению всех ко всем евреям живущим в Польше. Еврейский народ нарушил клятву, данную на Торе, при пришествии в Польшу, никогда не делать плохого по отношению к польскому народу. Боль обид и унижений со стороны евреев, затмила разум и закрыла глаза полякам. Все поляки до сих пор помнят еврейскую поговорку «Wasze ulice, nasze kamiennice» — «Ваши улицы, наши дома», о том, что полякам не место в домах, а место на улицах.

В Варшавском Гетто было много свидетелей-поляков наблюдавших, когда нацисты расстреливали евреев.  А когда горело Гетто, то поляки наблюдали за этим. У каждого были в голове и жалость и сочувствие по отношению к евреям, но и в тоже время никуда не уходила мысль о расплате и божьим возмездии. Когда была депортация, и поезда не успевали еще отправиться в Треблинку,  поляки тут же собирались на окраинах для того, чтобы забрать  обратно собственность, некогда отобранную евреями. Сами поляки не расправлялись практически с евреями, понимая, что фашизм это страшная беда, многие из сострадания, несмотря на ненависть и боль, все равно укрывали евреев, рискуя своей жизнью и жизнью своих детей.

В начале 2000 годов вышли в свет книги и произведения авторов еврейского происхождения, обвиняющих поляков в вымышленных преступлениях. Например, книга под названием «Соседи», вышедшая в 2001 году и спровоцировавшая не маленький скандал в Польше из-за огромного количества мягко сказать сомнительной информации в произведении. Стиль нападения вместе с плачем  и  обвинениями евреями на оппонентов, в этом случае не прошел, потому что еще были живы дети тех поляков, кто тогда пострадал от экономических и рейдерских войн.

Не желая придавать остроту вопросу фашизма-сионизма-реваншизма во время того, как Папа-немец Бенедикт шестнадцатый совершил поездку в Польшу и посетил там Освенцим, он специально говорил на итальянском языке.

По окончанию войны поляки не видели в лице евреев дружественный народ, а те кто из евреев остался жив, имея прекрасное образование заняли ключевые посты уже в коммунистическом движении Польши и органах госбезопасности. Притеснение поляков началось снова, но уже на словах носило «антибуржуазный» характер.  И в самом деле, в скором времени, начались так называемые зачистки. В Польше запрещалось говорить о Катынии не только потому, что к расстрелу польских офицеров были причастны сотрудники НКВД СССР, но и потому что в НКВД в тех годах служили преимущественно лица еврейской национальности. С приходом к власти генерала Войчеха Ярузельского, в службах специальных и армии не давалось возможности лицам еврейской национальности находиться на ведущих должностях, чтобы исключить возникновение нестандартных ситуаций.

Там где начинались перегибы в притеснении поляков, происходили погромы, что не делало отношения теплыми между двумя народами.

Самый трагический случай был шестьдесят лет назад, тогда было убито около восьмидесяти евреев. Это был самый крупный погром евреев, в мирном времени, двадцатого века. В это время польские интеллектуалы были в ужасе от того, что происходило в их стране.

Через несколько дней после этого трагического события, польский кардинал по имени Август Хпольд отказал на просьбу евреев, осудить  антисемитизм. Через время он сделал заявление о том, что после того, когда были возглавлены усилия по восстановлению коммунистического режима, евреи должны были винить только себя, так как они тогда занимали в партии не последнюю должность. Такого же мнения придерживался на тот момент, и епископ Кельце, он говорил о том, что евреи нарочно провоцировали эти беспорядки для того, чтобы уговорить Великобританию отказаться от контроля над Палестиной. Эти страшные убийства осудил только епископ Ченстохов, после чего его судили его же коллеги.

Тогда польские еврейские лидеры, просили коммунистическую партию предпринять что-либо для того, чтобы закончить это жестокое противостояние, но проблема зашла в глубокий угол и в 1956-1957 году, прошла новая волна антисемитизма.

Сейчас существуют очень редкие моменты, которые можно было бы отнести к антисемитизму. Еврейскому народу следует всегда помнить о тех событиях, к которым привел их чрезмерный национализм, или другими словами сионизм. Следует всегда помнить один из законов Ньютона перефразированный в политологическом смысле – что каждой мечте (о господстве над другими) соответствует кошмар, ведь каждое действие может вызвать противодействие. Мир, взаимопомощь, гуманность — основные принципы в сосуществовании народов мира.

В наше время в Польше существуют еврейские кварталы, где спокойно живут еврейские семьи. В польских магазинах можно купить мацу. А в алкогольных магазинах даже кошерную водку, которая, кстати очень даже ценится. Поляки и евреи сейчас дружны и живут в мире и толерантности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *