Шесть польских реформаторов театральной сцены

Они навсегда остались в истории польского театра как те, у кого получилось реформировать сцену и разработать новые методы взаимодействия с актерами. Мы расскажем вам о самых известных польских театральных режисерах.

Ежи Гротовский.

Ежи Гротовский принес существенные изменения в польском современном театре, экспериментируя с драматическим текстом и методами актерской техники. В своей известной работе «К бедному театру» он сделал акцент на разработке актерской техники и дал определение понятию «бедного театра». Для Гротовского работа актера над телом заключалась в многочасовой синкретичной тренировке с использованием восточных техник. Питер Брук в книге ««Пустое пространство» писал о Гротовском.

Гротовский считает, что театр ценен не сам по себе; подобно музыке или танцам в некоторых братствах дервишей, театральное представление — это способ и средство самопознания, самоисследования, это путь к спасению. Палитра актера — сам актер. […] При таком отношении сценическое искусство становится делом всей жизни; актер шаг за шагом расширяет свои знания о себе самом не только во время репетиций, всегда мучительных, непохожих одна на другую, но и во время представления — огромного восклицательного знака в его монологе.

В дальнейшей работе Гротовский больше внимания уделял новому измерению в межчеловеческих отношениях — измерению «праздника». Эта «живая культура» заключалась во встрече лицом к лицу с другим человеком. В его последнем спектакле, «Apocalipsis cum figuris», актер и зритель должны были по максимуму объединиться, хотя разделение на активных и пассивных участников сохранялось.

Тадеуш Кантор.

Тадеуш Кантор являлся «активным участником нео-авангардной революции, оригинальным теоретиком, глубоко погруженным в традицию, антихудожественным художником, хэппенером-еретиком, ироничным концептуалистом» (Ярослав Сухан, куратор выставки «Тадеуш Кантор. Невозможное»).

Многие его постановки остались в истории польского и мирового театра. В 1955 году вместе с группой художников, критиков и теоретиков искусства он создал театр «Крико-2», в котором мог реализовать свои идеи на практике. В спектаклях этого театра проявлялись типичные для стиля Кантора элементы: сцены родом из немого кино, «кукольные» движения актеров. В представлениях Кантора актеры превращались в объекты, лишенные какой-либо индивидуальности (период «внеформального театра») или даже собственных действий («нулевой театр»). Новым этапом творческих экспериментов Кантора стал «театр смерти». Именно в это период режиссер создал свои самые известные спектакли.

Конрад Свинарский.

Конрад Свинарский (1929-1975) был театральным, оперным, кино- и телережиссером. В 60-70-х гг. его спектакли (в том числе знаменитая «Хроника Варшавского гетто» по произведению Томаса Харлана в Западном Берлине) шли на сценах ФРГ и Израиля ( «Картотека» Тадеуша Ружевича в Тель-Авиве). Он также поставил оперу Ханса Вернера Хенце «Вакханки» в миланском театре Ла Скала и был режиссером «Картотеки» Ружевича для Театра Телевидения.

В семидесятых годах, Свинарский создал свои театральные шедевры, которые навсегда вошли в историю польского театра двадцатого столетия. Его постановка «Дзядов» Мицкевича, в которой главную роль сыграл Ежи Треля, была спором с польской историей, современной интерпретацией традиций и схематическим мышлением о театре.

Кристиан Люпа.

Кристиан Люпа знаменитый театральный режиссер и сценограф. Родился он в 1943 году. Сила театра Люпы заключается в актерской игре, которую нередко называют «невидимой» или «прозрачной», так как актеры практически сливаются со своими персонажами в одно целое. Люпа разработал собственный уникальный метод работы с актерами. Те, кто работал с режиссером в 80-е годы, называли его метод создания спектаклей «лабораторным опытом». Кроме того, Люпа это мастер создания необыкновенно цельной сценической реальности.  Очень часто он сам переводит и адаптирует тексты, которые ставит; сам работает над декорациями и в некоторых своих спектаклях появляется на сцене в роли рассказчика.

Одной из основных работ Кристиана Люпы стала постановка эпического произведения Роберта Музиля — философского романа «Человек без свойств» (1990). В 1992 году Люпа первый раз обратился к творчеству австрийского драматурга Томаса Бернхарда, поставив его роман «Известковый карьер». Спектакль называли значительным метафизическим трактатом. Режиссер еще не раз возвращался к Бернхарду: по его произведениям он поставил, в том числе такие спектакли, как «Риттер, Дене, Фосс» (1996), «Иммануил Кант» (1996), «Изничтожение» (2001), «Известковый карьер» (2004), «Лесоповал» (2014) и «Площадь героев» (2016).

Ежи Яроцкий.

Спектакли Ежи Яроцкого (1929-2012) отличались реализмом, глубоким, почти что математическим анализом текста и очень бережным к нему отношением. Во всех произведениях, которые он ставил, Яроцкий находил универсальный аспект. Он тщательно компоновал между собой все элементы спектакля: начиная декорациями, костюмами и музыкой и заканчивая актерами, от которых он требовал полного подчинения своему замыслу. «Яроцкий, которого называли Иродом среди режиссеров, — очень требовательный художник», — так говорил о нем выдающийся польский актер Густав Холоубек.

Яроцкий ставил в большей степени современную литературу: Юджина О’Нила, Артура Миллера, Славомира Мрожека. Тремя его любимыми авторами были Виткаций, Витольд Гомбрович и Тадеуш Ружевич. Его постановка «Матери» Виткация для Театра Телевидения в 1976 году была единогласно признана канонической. То же можно сказать и о спектаклях «Жизнь есть сон» по пьесе Кальдерона (Старый театр в Кракове, 1984), «Свадьба» по Гомбровичу (Старый театр, 1991) и «Ловушка» (Театр Польский во Вроцлаве, 1992).  Девяностые годы были важнейшим периодом его творчества. Именно тогда он поставил чеховского «Платонова», «Кетхен из Гейльбронна, или Испытание огнём» Генриха фон Клейста и другие спектакли. Яроцкий перенес на сцену драмы Тадеуша Ружевича: «Вышел из дома», «Старая женщина высиживает», «Моя доченька», «На четвереньках». Большинство его спектаклей стали классикой.

Ежи Гжегожевский.

В отличие от Ежи Яроцкого, Ежи Гжегожевский (1939-2005) не был склонен строго придерживаться текста. Он запросто переделывал оригинальное произведение и придавал словам новый, провокационный смысл. Его спектакли напоминали коллажи — как на уровне текста, так и на уровне сценографии. Большинство спектаклей Гжегожевский ставил по своему сценарию, который представлял собой компиляции пьес Лоури, Шекспира, Выспяньского, Виткация и Мицкевича.

Начиная с конца семидесятых, режиссер работал в Кракове и во Вроцлаве, где поставил «Свадьбу» Гомбровича, «Небожественную комедию» Красиньского и «Америку» по роману Франца Кафки. В 1982 году он переехал в Варшаву, где создал свои самые знаменитые постановки: «Ставни» Жана Жене, «Мышеловку» Тадеуша Ружевича и «Трехгрошовую оперу» Бертольта Брехта.

После 1997 года Гжегожевский весьма изменил свой подход к театру. Он перестал увлекаться внутри театральными играми и решил рассказывать со сцены о современной Польше, о судьбе актеров и зрителей после политической трансформации 1989 года, о прошлом и о настоящем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *