Симона Коссак

Симона была биологом, профессором лесных наук, а также занималась популяризацией науки. Симону в большей степени знали, как деятельность по сохранению природных экосистем Польши. Родилась Коссак 30 мая 1943 года в городе Краков, а ушла из жизни 15 марта 2007 года в городе Белосток.

Симона была редкой личностью. Рожденная в Кракове, «гражданка» Беловежской пущи, она проводила исследования поведения млекопитающих и считала себя зоопсихологом. Она была известной своими непоколебимыми убеждениями, внимательным отношением к животным и деятельностью по защите природы, в том числе, Беловежской пущи.

Симона Коссак говорила следующее — «Мы против того, чтобы к нашей родной земле относились как к чужому предприятию, которое находится в состоянии банкротства, где за гроши раздают и растрачивают все то, что там еще осталось; против того, чтобы без зазрения совести уничтожали собственность будущих поколений, то есть красоту естественного ландшафта и природные ресурсы. Нынешнее поколение поляков здесь не хозяева, а едва лишь временные владельцы, которые обязаны в нетронутом виде передать это богатство своим детям и внукам. Против выступают сотни тысяч граждан нашей страны, партийные и беспартийные, молодые и старые, образованные и не очень, естественники и инженеры, чиновники и студенты, туристы и любители природы».

Благодаря Симоне Коссак в естественной науке появилось представление о гуманистических ценностях. Она являлась частью постепенно исчезающего мира культуры. До нашего времени она осталась иконой польского Полесья — жители Беловежи и Хайнувки с гордостью вспоминая о ней, говорят: «наша Симонка».

Коссаковка

Симона Коссак росла в семье знаменитых художников. Ее отец был Ежи Коссак, а дедушка Войцех Коссак, они были художниками, их творчество было посвящено польской истории и польскому пейзажу. Старшая сестра Симоны, Глория Коссак, занималась художеством и поэзией. Помимо этого, Симона приходилась племянницей поэтессе Марии Павликовской-Ясножевской и писательнице Магдалены Самозванец.

«Она не была наделена творческим талантом» — говорила ее племянница Иоанна Коссак. — «Вдобавок для матери Симоны рождение второй дочери было разочарованием: Коссаки хотели мальчика, который сохранил бы семейную фамилию, продолжил бы традиции. Симона появилась на свет в 1943 году. Возможно, из-за того, что во времена оккупации еды недоставало, она была очень слабым младенцем. Она родилась с заячьей губой, страдала рахитом. Ее старшая сестра, то есть моя мать, была всесторонне развитой: рисовала, писала, а также была очень красива. Симона росла в тени своей талантливой сестры. В семье, где большинство отличалось необыкновенными способностями, Симона была серой мышкой, которую никто не воспринимал всерьез. К счастью, она обладала крепким характером и желанием бороться. Чем больше родственники ее игнорировали, тем сильнее она утверждалась в своем стремлении доказать себе и другим, что она чего-то стоит»

Женщина имела большое уважение к своей любимой бабушке Зофье Коссак-Щуцкой, она являлась выдающимся автором исторических романов и одной из создателей «Жеготы» (подпольная организация, занимавшаяся помощью евреям во время Второй мировой войны — прим.ред.). Симона восхищалась деятельностью бабушки в период оккупации, ценила ее за самоотдачу и готовность к самопожертвованию.

«Симона еще не появилась на свет, а в ней уже видели «четвертого Коссака»», — говорила Анна Каминская, которая занималась восстановлением биографии Симоны Коссак. — «Того, кто продолжил бы знаменитый род великого Юлиуша, Войцеха и Ежи. Того, у кого будет прирожденный талант смешивать краски и пользоваться кистью. С самого рождения она была «разочарованием», прежде всего из-за своего пола, хотя и «испытания кистью» в детстве она тоже не прошла. […] Симона, которую с детства «закаляли», повторяя ей, что она не оправдала ожиданий, выработала множество защитных механизмов. И нашла в себе силы, которые позволили ей найти собственный путь».

Коссаковка, маленькая неоготическая усадьба, в ней жили и творили поколения Коссаков, было расположено возле факультета биологии и наук о земле Ягеллонского университета, где Симона проучилась на протяжении пяти лет. Она получила образование магистра биологии.

«Сначала она безуспешно пыталась поступить в театральную школу, потом год проучилась на польской филологии, которую бросила. Симона с детства любила животных. В Коссаковке их всегда было великое множество: кошки, собаки, птицы, например, галки; любимая белка по имени Флорек… Животные были верными друзьями Симоны. Они не душили ее своими семейными амбициями, они были спасением от мира, полного требований и оценок. Симона с самого начала хотела изучать биологию, но ее пугали обязательные экзамены по физике и математике. Она не очень разбиралась в этих предметах, однако, когда иного выхода не было, она быстро взяла себя в руки, за несколько месяцев нагнала упущенное и поступила в университет. Я думаю, отвержение, с которым Симона столкнулась в семье, придало ей сил, а разочарование в людях позволило ей стать защитницей прав тех, у кого нет голоса — то есть животных».

Остановка — Беловежа

После того как Симона окончила учиться, она поехала в Татры или Бещады. Но там, ни в одной научной организации для нее не нашлось свободного места, вместо этого ей предложили работать в Беловеже. Планировалось, что это будет временная работа. Но так вышло, Симона осталась в этом городе навсегда.

Прошло время, у Симоны уже было большое количество достижений, наград, научных званий и престижных должностей. В 1980 году научный совет Института исследования лесов выдал Симоне степень кандидата лесных наук. Уже через лет она стала доктором наук, а в 2000 году стала профессором.

После окончания Вуза, Симона Коссак работала на кафедре исследования млекопитающих Польской академии наук в Беловеже. Изначально она была ассистенткой (1971-1974), затем стала старшей ассистенткой. В 1975 году ее перевели на кафедру леса (в то время — кафедра охраны природы) Института исследования лесов в Беловеже, где была ассистенткой (1975-1980), после этого адьюнктом (1980-1993), дальше доцентом (1980-1993), и наконец, с 1997 года — профессором.

Она находилась в обществе American Society of Mammals, Польском обществе экологов и являлась членом ученого совета Института исследования леса (с 1991 года). В 1992-1995 гг. была единственным сотрудником секретариата программы «Человек и биосфера» (MaB) Международной биологической программы ЮНЕСКО, занималась популяризацией информации о Беловежской пуще. В 1995 году на деньги MaB она сама разработала и открыла для туристов образовательный маршрут по Беловежской пуще «Место силы».

В ее научной деятельности сочетались разнообразные направления исследований, которые были связанны с охраной окружающей среды. Большого внимания заслуживают ее работы по бихевиориальной экологии лесных млекопитающих. Всего на ее счету более 140 написанных научных работ.

В 1999 году Симона работала главным редактором Издательств Института исследований леса. Помимо того, она являлась главным редактором журналов «Работы Института исследований леса» и «Лесные исследовательские работы». В 2005 году стала главным редактором ежеквартального издания под названием «Национальные парки и заповедники». С 2002 года проводила занятия по экологии и экофилософии на факультете управления окружающей средой Белостокского технического университета.

В январе 2003 года Симону назначили заведующей кафедрой природных лесов Института исследований лесов в Беловеже. Через год она стала председателем научного совета Беловежского национального парка. Участвовала в работе научно-общественного совета Лесного комплекса «Беловежская пуща». Состояла в Воеводском комитете по охране природы, Локальной комиссии по биоэтике в Белостоке и Консультационной группы по делам региональной оперативной программы государственной лесной политики.

Она выступала как инициатор создания уникального звукового устройства UOZ-1, которое могло бы предупреждать диких животных о надвигающемся поезде.

Дзедзинка

Симона на протяжении тридцати лет прожила в самом сердце Беловежской пущи в старом, уютном домике лесника «Дзедзинка», который находился в Беловежском национальном парке. Лучшей площадки для наблюдений сложно было представить. У женщины была возможность изучать жизнь животных в их естественной среде.

Дзедзинка это был самый настоящий рай, там ничего не напоминало о шумном городе и о городской цивилизации. Вокруг дома были огромные деревья, а там жили дикие звери. Вместо электричества пользовались керосиновыми лампами и свечами. Полы в квартире были из дерева, в комнате находилась старинная мебель. В окружении картин и необычных мелочей время как бы останавливалось. Летом весь хутор был в цветах, а вокруг стоял умопомрачительный аромат.

Когда Симона поселилась в Дзедзинке и начала заниматься исследованием животных, к ее изначально не приятному удивлению оказалось, что в доме вместе с ней будет жить молодой фотограф по имени Лех Вильчек.

«В домике были две отдельные квартиры. Поскольку я был первым, то выбрал себе ту, что побольше. Симона поселилась в другой части дома. Это длилось два года. Однажды я решил, что нет смысла обходить весь дом и проходить через двор, чтобы попасть в соседнюю квартиру. Я взял пилу и вырезал в стене, разделявшей нас, прямоугольник, вставил туда красивую самодельную узорчатую дверь. Все эти годы мы прожили вместе, но в двух отдельных квартирах. Половина Дзедзинки принадлежала Симоне, половина — Вильчеку. Для нашего союза это было очень важно, мы прекрасно сосуществовали: такая возможность изолироваться друг от друга иногда очень нужна каждому.  […] кухня у нас была общая».

Прошло время, и вместо неприязни появилась нежная дружба. А затем Симона, и Лех полюбили друг друга.

«Это была одна из самых красивых и творческих пар, которую я знала. Хотя вначале их знакомство не сулило ничего хорошего. Два одиночки поселились в одном доме, и каждый из них надеялся, что второй быстро исчезнет. Так продолжалось около года». В конце концов, их объединила глубокая любовь к природе. Они пробыли вместе 36 лет, до смерти Симоны.

Симона очень полюбила этот домик и участок, который находился в самом центре пущи, на границе с Белоруссией. Каждый день девушка ездила на работу в Беловежу (изначально ее средством передвижения был мопед, а затем небольшой «фиат»), он работал фотографом вел сельское хозяйство. Вместе они занимались «воспитанием» животных от пчел до лосей. Все в округе считали чудаками.

«У нас всегда были собаки и кошки. Были павлины и разные дикие птицы. Были лиса и кабан. Лань, которую воспитала Симона, вернулась в пущу, однако еще несколько лет приходила к нам на участок, чтобы принести потомство. Здесь она чувствовала себя в безопасности. Была и ослица, которая однажды перешла через польско-белорусскую границу. Нам удалось ее отыскать. Зато в Дзедзинку однажды выбралась белорусская корова и съела всю цветную капусту с огорода Симоны».

Через время в известных журналах, а затем и в альбомах авторства Леха Вильчека, стали появляться фотографии Симоны, в окружении животных: сокол, ворон Корасек, огромная ручная кабаниха Жабка, лоси Кола и Пепси, рысь Агатка, кого там только не было.

Язык животных

«Симоны Коссак, какой мы ее знаем, не было бы, если бы, не Дзедзинка», — говорила Беата Хыжи-Чолпиньская, режиссер фильма о Коссак «Место в раю». — «Если бы не эта волшебная избушка в Беловежской пуще, в которой она поселилась после окончания учебы в Кракове и в которой жила до конца… Это был рай, Симона жила в раю! Она создала там дом, расставила мебель, изменила окружение, но это необыкновенное место ее саму меняло и формировало. Впрочем, она много раз говорила, что не могла бы жить в другом месте, и рассказывала, как много ей дала Беловежская пуща. Я поняла, что должна рассказать не только о Симоне, но и об этом райском месте. И что меня интересует только то, что происходило в Дзедзинце, то есть какой была Симона именно там, как она там жила. Там — не в Институте, не в Беловеже, не в Кракове… Я так и сделала. Получился фильм, в котором главную роль играют […] Симона, и Пуща».

В 1997 году Симоне Коссаак вручили золотой орден «За заслуги для охраны окружающей среды и водных ресурсов», в 2000 она получила Золотой Крест Заслуги, а в 2003 была удостоена медалью имени Виктора Годлевского.

Еще при жизни женщина стала легендой. Начиная с апреля 2001 года на протяжении шести лет на «Радио Белосток» она ежедневно с воодушевлением делилась со слушателями о разных существах, которые населяют пущу, желая обратить внимание людей на жизнь братьев их меньших. У нее было большое количество верных слушателей, которые восхищались не только природой, но и эмоциональными, завораживающими рассказами Симоны Коссак.

«Следуя зову предков, я поселилась в пуще», — вспоминала она. — «В один прекрасный момент я поняла, что преодолела барьер и оказалась на стороне деревьев и зверей. Так что я выступаю в их имени. Я закончила биологический факультет, но только многие годы жизни в лесу научили меня понимать язык животных. Я овладела им настолько хорошо, что меня следовало бы спалить на костре, как ведьму».

Слушателям своих передач она рассказывала о ярком мире фауны и флоры. Симона Коссак учила правильно смотреть на природу, чувствовать, понимать и быть одним целым с ней. Всего было более 1800 передач, которые прослушали тысячи человек.

Среди выпусков были такие: «Как обманывают птицы», «Думают ли животные?», «О способности выбирать», «Манипуляции в мире природы». О популярности передач говорит тот факт, что в 2003 году слушатели «Радио Гданьск» выбрали Симону Коссак «Радиоперсоной 2003 года».

«Симона могла быть очень жесткой и упрямой, когда речь заходила об охране природы», — считает Лех Вильчек. — «Она боролась с негуманными методами научных исследований, с экспериментами над животными. Ей было больно из-за каждого вырубленного в пуще дерева. Однако у нее было отличное чувство юмора. В Дзедзинке мы много смеялись, в том числе над самими собой. Однажды Симона красила потолочные доски в моей части Дзедзинки. На стене висели роскошные оленьи рога. Я вошел и крикнул: «Только мои рога краской не запачкай!» Ответ последовал моментально: «Ну так отойди!» Парень, который помогал Симоне, со смеху чуть не свалился со стремянки. Сейчас я жалею, что тогда ничего не записывал, потому что многие прекрасные моменты стираются из памяти. А ведь их в нашей жизни было много».

В творческом наследии Симоны Коссак находятся не только научные статьи и документальные записи. Она также распространяла знания о природе. Особой популярностью пользовалась ее дидактическая и информационно-образовательная деятельность: статьи в прессе, радиопередачи, фильмы и книги («Рассказы о травах и животных», «Сага Беловежской пущи», «Национальный парк в Беловежской пуще»).

Помимо этого, она снимала картины о природе, благодаря чему получила награды на впольских и международных конкурсах («Бабочки», «Опекун», «Жизнь лягушки»). Эти фильмы она совершенно бесплатно отдавала молодежным экологическим организациям, домам престарелых, и просто интересующимся людям. С 2002 года она являлась почетным патроном фестиваля природы «Żubrowisko» в Беловеже.

Прагматизм и миссия

«Симона была прагматиком. Она была заядлой противницей охоты, ненавидела эту игру в убийство; ее даже обвиняли в том, что она предает охотничью традицию. Но ведь именно Симона устанавливала годовой лимит на отстрел оленевых в пуще. Я была в шоке, когда узнала, что она разрешила убить 700 оленей за один только год. Однако она была права: в тот момент так и следовало поступить. В то время в Беловежской пуще оленевых было необычайно много, поскольку хищники, которые бы им угрожали, практически отсутствовали. А если популяция слишком разрастается, она начинает страдать от голода и болезней».

Лех Вильчек находился рядом при записи последних радиопередач Симоны Коссак.

«Тяжелая болезнь ее не сломила. Она сидела на кровати, в специально отведенном зале больницы в Хайнувке. […] Симоне удавалось уместить то, что она хотела сказать, в трех-четырехминутных передачах. Как и всегда, она не читала по бумажке. То, что она хотела сказать, хранилось у нее в голове. В крайнем случае, она проверял, что за чем следует. Никаких лишних слов и пауз. Интересные рассказы, свидетельствующие о эмоциональной вовлеченности, которые так нравились слушателям, всегда были основаны на обширных знаниях. Их автора многое интересовало. […] Пару знаниям составляло сочувствие ко всем живым существам. Делясь информацией, Симона старалась поделиться и своим отношением. Способствовать росту восприимчивости, осознанности и милосердия — это она считала своей миссией».

Симона Коссак ушла из жизни 15 марта 2007 года в клинической больнице Белостока, из-за страшной, продолжительной болезни. Похоронили женщину кладбище в деревне Порыте, где поженились ее дедушка, Войцех Коссак, и бабушка, Марья Коссак, урожденная Кисельницкая.

Летом, в 2007 году Совет Хайнувского повята решил создать Стипендиальный фонд имени профессора Симоны Коссак, а в 2008 году в честь Симоны Коссак, была названа одна из улиц города Белостока. В 2006 в честь нее назвали дуб, который находится в Беловежской пуще «Дуб профессора Симоны Коссак».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *